Пн – Вс
Круглосуточно
Казахстан, г. Алматы
ул. Аскарова, 10, 3-этаж
Обратная связь

Лечили пневмонию, а выявили опухоль: почему рак легкого – лидер по смертности в Казахстане

Лечили пневмонию, а выявили опухоль: почему рак легкого – лидер по смертности в Казахстане

Названы регионы, где чаще страдают от онкозаболеваний

Рак легкого признан мировыми специалистами наиболее распространенным и одновременно коварным из всех онкологических заболеваний. Поэтому ноябрь объявлен Международным месяцем осведомленности о раке легкого. Главный внештатный онколог Министерства здравоохранения РК, председатель правления АО “КазНИИ онкологии и радиологии”, академик НАН РК, президент Ассоциации онкологов Казахстана Диляра Кайдарова рассказала Liter.kz, как сегодня выявляют и лечат данный вид онкологических заболеваний.

По словам Диляры Кайдаровой, в нашей стране в структуре онкологической заболеваемости рак легкого занимает второе место после опухолей молочной железы. В 2021 году его диагностировали у 3 612 человек. А в структуре смертности этот вид онкозаболевания занимает первое место – каждый день от онкологического недуга умирают шесть-семь казахстанцев.

– Кто чаще всего подвержен заболеванию? И почему такая высокая смертность среди пациентов?

– Мужчины, здесь соотношение четыре к одному. Представители сильного пола чаще курят, а это 70% заболевших, не занимаются профилактикой заболеваний. Но в последнее время растет количество заболевших женщин, потому что дамы тоже стали чаще курить. Дым сигарет проникает в легкие и на слизистой оседают канцерогенные вещества. Ткани деформируются, разрушаются, некоторые клетки изменяют свой вид и могут перерасти в онкологическое заболевание.

Важен, конечно, и экологический фактор. Загрязненный воздух не идет на пользу здоровью.

Также иногда рак легкого путают с другими болезнями дыхательных путей, например, пневмонией. Люди могут долго игнорировать кашель, думая, что не долечились после ОРВИ или это аллергия. Особенно этим страдают мужчины, которые не привыкли идти к врачу, если есть повод для беспокойства. Пока не появится кровь при покашливании, в поликлинику они не придут. Проблема в том, что рак легкого проявляет себя дискомфортом, болями, кровотечением только на третьей, четвертой стадии.

– Каждый год все казахстанцы проходят флюорографию. Насколько эффективен данный вид исследования в деле выявления рака легкого?

– В настоящее врачи считают, что флюорография малоэффективна. В некоторых регионах Казахстана для ранней диагностики рака легкого мы запустили пилотный проект – сканирование легких с помощью низкодозной спиральной компьютерной томографии. Пилотный проект прошел в Восточно-Казахстанской, Костанайской и Павлодарской областях, а также в Алматы. Поэтому, если в семье есть курильщик – обязательно отправьте его провериться на низкодозную спиральную КТ. Это бесплатно.

К слову, самые высокие уровни заболеваемости и смертности раком легкого отмечаются в Восточно-Казахстанской, Павлодарской, Северо-Казахстанской, Акмолинской и Карагандинской областях.

– Вы отметили вред курения, а есть ли вред от систем нагревания табака?

– Ключевое слово здесь – табак. Нагреваемый табак, так же как и при курении сигарет, выделяет канцерогенные вещества, которые оседают на слизистых легких, ротоглотки, пищевода. У нас сейчас достаточно пациентов, которые в жизни не курили, но употребляют системы с нагреваемым табаком.

Комичность ситуации в том, что вредные привычки казахстанцев трансформировались. Сейчас все меньше употребляют насвай, жевательный табак, поэтому рак пищевода уже не на первых местах по распространенности. Молодежь перешла на различные системы курения, но вреда меньше не стало.

– Можно ли вылечить рак легкого?

– Лечение онкологических заболеваний шагнуло далеко вперед. Применяются как стандартные методы – хирургическое вмешательство, химио- и лучевая терапия, так и инновационные подходы – таргетная (лекарственная) терапия и применение иммунологических препаратов. Таргетная терапия помогает подобрать препарат индивидуально к каждому виду мутации. Этот вид лечения очень дорогой. Препарат стоит от миллиона до трех миллионов тенге. Однако пациенты обеспечиваются им бесплатно.

Благодаря этим методам, даже с запущенной формой рака можно прожить дольше. Раньше люди с четвертой стадией онкозаболевания жили меньше года, сейчас – до четырех лет. После победы над раком пациент еще десять лет находится на учете у онкологов.

– Есть ли методы профилактики?

– Кроме ведения здорового образа жизни, умеренной физической активности, необходимо с осторожностью принимать различные витамины. Зачастую их пьют бесконтрольно. Онкологи считают, что с синтетическими витаминами лучше недоборщить, чем переборщить. Так как тихо сидящие злокачественные клетки могут быть активированы.

Я всегда говорю пациентам употреблять богатую витаминами пищу. Казахи издавна пили саумал, кумыс, шубат. Кушать простую понятную еду. Это самое лучшее, что можно сделать для своего организма.

– Пациенты чаще предпочитают лечение за границей, нежели в нашей стране. Как вы считаете, с чем это связано?

– К сожалению, мы утратили доверие казахстанцев к нашей медицине и сейчас прилагаем все усилия, чтобы его вернуть. Хотя нужно отметить мощную рекламу зарубежных клиник. Многие наши пациенты возвращаются обратно к нам и говорят, что не увидели разницы в методах лечения. Да, сервис там выше, но над этим мы работаем.

– Пациенты жалуются, что уходит много времени на ожидание своей очереди к онкологу, анализы и другие исследования.

– Мы уже ввели метод “зеленого коридора”, когда пациент, у которого подозревают рак, проходит все необходимые обследования. Но в регионах нас подводят. Я считаю, что качественная работа в медицинских учреждениях начинается с руководителя, то есть главного врача. Если на месте нет грамотного менеджмента, то вся работа будет хромать. Когда главврач сидит в кабинете, он не видит проблем. Нужно выходить в восемь утра, когда идет наплыв пациентов, наблюдать, о чем говорят люди, тогда можно понять, что улучшить. Мы уже прямым текстом говорим, что деньги есть, они выделяются, осталось только грамотно организовать работу.

Когда людей грубо встречают уже с регистратуры, а потом врача в кабинете и вовсе нет, хотя запись к нему есть, то любой захочет обратиться в частную клинику или уехать лечиться за рубеж.

– Как дальше будет развиваться онкологическая помощь в Казахстане?

– Министерство здравоохранения разработало Концепцию развития онкологической помощи на 2023-2025 годы. Планируется провести работу по пяти направлениям – профилактика и управление факторами риска, высокоэффективная ранняя диагностика, развитие специализированного лечения, паллиативная помощь и реабилитация, развитие науки и кадрового потенциала. Затем Концепцию мы представим в Правительстве РК и будем ждать одобрения.

К примеру, мы обновим устаревшее оборудование. Заявки из регионов уже поступили.

– Есть ли у нас квалифицированные специалисты, которые смогут работать на этом оборудовании?

– Чтобы стать онкологом, нужно пройти двухгодичную резидентуру. Сейчас у нас в институте обучаются 25 будущих специалистов, и примерно по 10-15 студентов-медиков в каждом регионе. Но этого мало. Не все хотят становиться онкологами, так как это сложная профессия в моральном и материальном плане. Есть специалисты, которые не выдерживают сложностей профессии уже в первые годы работы. Кроме этого, те, кто обучится, в дальнейшем могут уехать за границу или отдают приоритет созданию семьи. Поэтому обучать онкологов надо с запасом.

В поликлиниках терапевты получают к зарплате повышающий коэффициент за выявление рака нулевой и первой стадии. Однако мы считаем, что поощрение нужно и для онкологов. Это будет стимулом активнее работать в профилактическом направлении.